Category: общество

(no subject)

"Бесят люди". Иногда вертится какая-то фраза в голове. Одна, короткая, которая хорошо описывает мое состояние в данный момент. Порой жалею, что у меня нет твиттера. Чтобы скидывать туда такие фразы как та, с которой я начала пост. Но я понимаю, что еще одна социальная сеть мне не нужна.

Люди вообще не виноваты, не в них дело, просто я так и не научилась хладнокровно читать интернет. Прихожу в бешенство от любой незначительной мелочи. Очень часто читаю комменты, которые меня возмущают и в голове строю детальные ответы, емкие, иногда саркастичные, но никогда не отправляю. Никогда. Потому что не хочу продолжения дискуссии. Ведь люди, которые меня возмущают, обязательно будут отвечать, а к ним обязательно присоединятся единомышленники. Из-за этого я и не принимаю участия в интернет беседах.

А вообще очень скучаю по ЖЖ. Я хожу сейчас на воркшопы по писательскому мастерству. Нам задают домашку, обычно написать текст на заданную тему. В прошлый раз у меня совершенно не было ни мыслей, ни вдохновения и я листала ЖЖ на годы назад, чтобы найти какой-нибудь старый пост, отредактировать его и сдать как свою домашку. Прокатило, преподаватель оценил. Пока искала нужный пост прочитала кучу всяких других. Здорово было в ЖЖ.
DW

Queer as folk UK (1999)



Давно хотела посмотреть первоисточник, вот сейчас выдалось свободное время на просмотр. Удивлена комментариям на МайШоуз, в которых пишут, что США - говно, а Британская версия цепляет больше. Это однозначно нет. Только если истинных фанатов британских сериалов. Потому что да, сериал британский прямо от и до, истинно в типичном британском стиле. Я такое люблю, их немного театральную наигранность, их такое прям резкое произношение слов и чуток деревенский стиль. Но сравнивать два сериала категорически нельзя. Если бы я не знала, что этот сериал был раньше, то подумала бы, что это неубедительная пародия на американский сериал. Потому что в некоторых моментах было настолько наиграно, что кажется они пытаются копировать то, как должно быть. Но при всем этом сериал мне понравился. Четверочку он у меня вытянул.

Не могу согласиться, что эта версия больше похожа на реальную жизнь (что я читала практически у всех в отзывах), потому что то как они себя ведут всё-таки слишком по-киношному. Если только выглядят они как обычные люди, без лоска, которой был присущ всем американским актерам.

Первые несколько серий я откровенно офигивала от того, что всё просто под копирку. События, фразы, действия героев. Я думала американский сериал взял за основу британскую версию, просто позаимствовал идею, а они скопировали абсолютно всё. Из-за этого сложно было воспринимать сериал как независимую единицу, потому что казалось, что я смотрю тоже самое, но с другими актерами, которые мне не очень симпатичны, потому что я люблю американских. Но потом я всё же втянулась, когда стали появляться некоторые расхождения. Мой основной интерес как раз в этом и состоял, было интересно узнать различия.

Первое, что по сюжетным линиям отличалось - это то, что Тэд таки умер. Когда он принял наркотики, начал задыхаться и потерял сознание, то Джейк не вызвал скорую, а украл его бумажник и сбежал. Тело Тэда нашли его родители, он 4 дня пролежал мертвым у себя в квартире. И все не собирались в больнице, когда он был в коме, а поехали на его похороны. А вот диалог между Майклом и матерью Тэда был один в один как в американской версии. Когда она спросила его, что если бы у него была женщина, то смогло бы произойти такое. Также Майкл и Брайн поехали в квартиру Тэда, чтобы выкинуть кассеты, журналы и всё тому подобное, чтобы когда квартиру придут описывать, то он оставил бы после себя нормальное впечатление. Тут уже после смерти, а не во время комы.

Второе, что понимаешь уже где-то к концу сериала - это то, что основной линией в этой версии идет всё-таки дружба Брайна и Майкла, а не отношения Брайна и Джастина. Джастин тут как параллельная линия, он больше общается с Дафной, чем с Брайном.

Третье, что наверное сразу бросается в глаза - отсутствие секса, который занимает наверное треть экранного времени американского сериала. Они тут даже целуются как-то неуверенно, я бы даже сказала неестественно.

События тут идут быстрее и более скомкано. Всё-таки тут в сезоне 8 серий, а не 22. Но тем не менее тут есть фееричный день рождения Майкла, который для него устраивает Брайн в своей квартире, а потом жестко унижает перед коллегой с работы. История с французом-иммигрантом, за которого хочет выйти замуж Линси. Гнев отца Джастина, когда он разбивает машину Брайна. Курьез с японцем-проститутом, который говорил "коне". Шантаж племянника Брайна и то, как он его окунул головой в унитаз. Повышение Майкла до менеджера и его фееричный уход с работы. Ну а заканчивается сериал тем, что Брайн и Майкл вместе уезжают в Лондон. На прощание Брайн желает Джастину прекрасной жизни, потому что он молод и у него вся жизнь впереди. Всё на позитивчике, всё у всех хорошо и без недомолвок.



Интересно то, что Девис писал Брайна с себя. Неоднократно читала, что он написал этот сериал по сути про себя. Если это правда, то Девис еще более офигенный чувак, который дал жизнь моим любимым сериалам. Ведь Квиры, Доктор Кто, Торчвуд и Казанова - это его гениальная работа.

Британский каст на фотках кажется ужасным, но всё-таки главные герои очень даже неплохи. Эйдан Гиллен, что Брайна играет внешне очень похож на Эдварда Нортона, только кучерявый.



Он наверное самый обаятельный из всех. Но именно это качество не позволяет ему быть таким мудаком, каким порой был Брайн. Он выглядит уверенным, но не всегда выглядит безразличным, каким он хочет казаться. Вчера на Богемской рапсодии увидела его в роли Джона Рида. Постаревший уже, но его коронная улыбка всё равно делает его милым. Он также в Игре престолов играл. Мы как раз ходили в кинотеатр на последнюю серию, где Арья ему голову отрубила на глазах у Сансы.

А вот смазливый парнишка Чарли Ханнам, который сыграл Джастина вырос и стал вон каким мужиком. Неожиданно))



Забавно, что в Короле Артуре играл и Эйдан Гиллен. Встретились они снова через 18 лет))



А вот актер, сыгравший Майкла действительно никакой. Еще он слишком похож на Диму, поэтому его лицо слишком уж напоминало мне крестьянского русского парня)))

Джоуи Грасеффа - "Элиты Эдема"

Выбор есть всегда. Иногда он означает, что пострадать надо тебе, чтобы не пострадал другой. Иногда он означает, что ты расстанешься с жизнью, чтобы выжил другой. Но у тебя всегда есть возможность сделать правильный выбор, даже если это трудно.


Сознание – само по себе это самое драгоценное, что мы имеем. Как может человек существовать, если его суть под угрозой?


Абсолютно прекрасная книга! Она можно сказать вытащила меня от надвигающегося нервного срыва. Очень мне не хватало вот таких захватывающих и динамических приключений, которые заставляют тебя забыть об окружающем мире, о собственных проблемах и переживать только о том как всё там сложится у героев.

Хотя когда я только начала читать, то была немного озадачена, потому что я не понимала о чём идёт речь. Мне какое-то время казалось, что книга не имеет отношения к первой части и в ней просто рассказывается о другой части Эдема, об элите, что и сказано в названии. В повествовании не было знакомых имен, что я даже перечитала аннотацию, чтобы разобраться. Но когда я увидела в аннотации знакомые имена, то поняла, что это только вопрос времени. И мое терпение было вознаграждено. Действительно потрясающий сюжет, небанальный, очень закрученный, что невозможно догадаться что может произойти в следующий момент. Обожаю такие книги. Особенно когда в них заложено столько мудрых мыслей и вся эта фантастика на самом деле отражает наш мир и те ошибки, которые мы в нем совершаем.

Браво, Джоуи! Снова блоггер превзошел себя. Вторая книга получилась даже лучше первой. Буду с нетерпением ждать продолжения.

P.S. Такие книги очень хочется видеть экранизированными. Хотя бы за то, что можно показать. Одни наряды девушек из "Дубов" того стоят. Я бы хотела эта увидеть. Или сверкающие механические деревья и серебристые глаза жителей. Написано очень ярко и живописно, поэтому кажется, что получилось бы красивая картинка.

Вам дано все – ресурсы, безопасность, – но вы по-прежнему стремитесь разобщиться тем или иным образом. Как и прежде, сильные доминируют над слабыми. Как и прежде, вы создаете законы, которые принижают некоторых людей, а других поднимают до немыслимых высот. Вы создаете режимы, которые требуют жестокости и скорби.

Ожидание испытания чаще даже хуже, чем само испытание.

Приблизившись, они начинают стягивать маски. И – о святая Земля! – то, что под ними, – отвратительно! Изуродованные, исковерканные черты. Сплошные раны и язвы. Они похожи на куски глины, притворяющиеся людьми. Словно их создатель что-то слышал о людях, но никогда их не видел.
В минуту просветления меня осеняет: я вижу наши души. Так выглядим мы, люди, на самом деле – уродливо, омерзительно и отталкивающе.

Интересно, кому сложнее: победителю или проигравшему, который знает, что его судьба сложилась лучше, чем было ему уготовано?

Почему мы, люди, делаем этот мир настолько отвратительным, что маленьким детям приходится обращаться со смертельным оружием? Ни одна цивилизация не должна допускать этого.

Не обманываем ли мы постоянно сами себя тем или иным образом? Я была более или менее счастлива. Та правда, которую я открою, сделает ли она меня счастливой? Может быть, правду переоценивают?
Или, может быть, счастье – не самое главное в жизни…

Ею движут благородные цели, и она верит, что поступает правильно. Но она не понимает, что уничтожает человечность, чтобы спасти человечество. Сострадание и доброта – это то, что делает нас людьми. «Пожертвуй собой ради человечества, – хочу сказать я ей, – а не жертвуй другими людьми». Но это не поможет.

– Мы были частью чего-то большего, – говорит она. И я знаю, что под «мы» она не имеет в виду меня и себя или тех, кто живет в Эдеме сейчас, но весь наш род. – Мы были тварями, животными, как ты выразилась. Частью лесов и полей.
– А точно были? – спрашиваю я. – Или мы всегда воевали с природой, подчиняя ее своей воле?
– Ты сейчас о том, во что верят Доминаторы? – осторожно спрашивает Ларк.
– Ну, ведь они еретики? Запрещенная секта, которая считает, что человек должен доминировать над животными и землями. Именно поэтому мы возвысились над всеми остальными. Но… – я хмурюсь, пока мы идем. Я никогда прежде не задумывалась об этих опасных вещах. – На уроках экоистории мы проходили, что все виды конкурируют друг с другом, борются. За еду, за территорию. Они борются внутри своего вида за право быть первыми, защищают соплеменников. Если мы животные, почему мы должны отличаться?
Ларк кончиками пальцев стучит по своей голове.
– Да, наш мозг больше, но что толку? – говорю я. – Что нам это дало?
– Он позволил нам выжить, несмотря на наши ошибки, – говорит Ларк, обводя рукой искусственный, стерильно чистый мир, в котором мы живем. – Он помогает нам осознать, что, если мы когда-нибудь вернемся в природу, мы должны вести себя по-другому.
– А мы будем? Или спустя пару тысячелетий, когда мы сможем без опаски покинуть Эдем, мы снова начнем с тех же самых ошибок?
– Если так произойдет, – говорит Ларк уверенно, – мы не заслуживаем второго шанса.

Когда балансируешь на грани сознания, все может показаться таким простым. Этим утром я просыпаюсь счастливой. Никаких других ощущений – только счастье. Я даже не задумываюсь о том, почему я счастлива, не вспоминаю, кто или что делает меня счастливой. Я задумываюсь о том, кто я. Я могу быть кем угодно: девушкой или песчинкой. Знаю одно – я счастлива.

Рабочая печаль

Никогда не теряла или не расставалась с друзьями из-за отсутствия оных, поэтому была очень поражена тем, что восприму уход некоторых коллег из компании настолько близко к сердцу. При всем моем отношении к людям я вдруг поняла, что была к ним не равнодушна. Ушли люди, которые действительно были мне не безразличны и теперь очень грустно и как-то одиноко от этого. Получилось, что теперь я осталась совсем одна с кучей новичков и тех, кто никогда в принципе не общался. Когда работаешь с человеком вместе больше 4-х лет, то привыкаешь к его присутствию на работе, к шуткам, к манере объяснять сложные моменты, к возможности поделиться чем-то интересным. Всё-таки мы большую часть жизни проводим именно на работе и при всем негативе, что случается и наличии людей, которые бесят, всё равно есть те, которые составляют рабочую семью, которых ожидаешь увидеть каждое утро. А когда что-то меняется настолько глобально, то впадаешь в состояние шока и приходит мысль: "И что теперь будет дальше?". Ты вроде в том же месте, делаешь ту же работу, но понимаешь уже не будет так как раньше.
  • Current Location: at home
  • Current Mood: sad sad
DW

Джон Грин - "Черепахи - и нет им конца "

https://instagram.com/p/Bk7Z97IAPyA

Хуже всего в настоящем одиночестве – вспоминать, сколько раз ты хотел, чтобы тебя все оставили в покое. И вот, они тебя оставили, и оказывается, что ты сам – прескверная компания.

И хотя я смеялась вместе с ними, казалось, что я наблюдаю со стороны, будто смотрю фильм о своей жизни вместо того, чтобы жить. Я пыталась улыбаться и кивать в нужный момент, но всегда на секунду отставала от остальных. Все смеялись, потому что было смешно, а я – потому что смеялись они.

Мы почти не разговаривали и редко смотрели друг на друга, но это была ерунда, потому что мы оба видели одно и то же небо, а тут, наверное, больше интимности, чем в обмене взглядами. Смотреть на тебя может любой. Но очень редко встречаешь человека, который видит тот же мир, что и ты.


Очередная хорошая книга от Грина. Он не изменяет своему стилю писать про подростков и при этом освещать серьезные проблемы, с которыми они сталкиваются. Он умеет не повторяться, а открывать очередную грань в жизни детей, которые уже в одном шаге, чтобы стать взрослыми. Аннотация вводит в заблуждение, потому что из нее кажется, что это детектив, расследование или какое-то приключение. А на самом деле ничего такого в книге нет. Она о болезни, которую большинство не воспринимает всерьез. Ментальные болезни считают причудами, глупостью и не понимают людей, которые не могут с ними справиться. Панические аттаки и в принципе паническая боязнь чего-либо может испортить человеку всю жизнь. Это очень непросто, когда тебе хочется делать все те вещи, которые делают обычные люди, но твой мозг не позволяет тебе их делать. Когда навязчивые мысли наполняют твою голову и даже усилием воли тебе не вытряхнуть эти мысли. Они управляют тобой и твоей жизнью. Именно с этим каждый день приходится сталкиваться Аде. Ей кажется, что если она не может контролировать свои мысли, то значит она на самом деле не существует и жизнь не принадлежит ей. Этой книгой Грин пытается привлечь внимание к проблеме и дать понять что чувствуют люди, страдающие от неё.

Ну и большое количество хороших цитат, которые мне близки всегда говорят о том, что книга хорошая.

Жизнь – это история, рассказанная не тобой, а о тебе. Конечно, ты притворяешься автором. У тебя нет выхода. Когда в тридцать семь минут первого с высоты раздается протяжный сигнал, ты принимаешь решение: Пойду обедать. На самом же деле за тебя решает звонок. Ты считаешь себя художником, но ты – холст.
Все считают себя героями собственного эпоса, но в реальности мы – практически идентичные организмы, которые образовали колонию в просторном помещении без окон, пропахшем моющей жидкостью и жиром.

Настоящий ужас – это не когда тебе страшно, а когда у тебя нет выбора.

Я не обращаю внимания на тревоги. Волноваться – естественно. Жизнь сама по себе тревожна.

Твое «сейчас» – это не твое «навсегда».

И хотя я смеялась вместе с ними, казалось, что я наблюдаю со стороны, будто смотрю фильм о своей жизни вместо того, чтобы жить. Я пыталась улыбаться и кивать в нужный момент, но всегда на секунду отставала от остальных. Все смеялись, потому что было смешно, а я – потому что смеялись они.

А ведь если не от тебя зависит, о чем ты думаешь, тогда, наверное, ты на самом деле не настоящий. Может, я – просто ложь, которую нашептываю сама себе?

У меня мысли путаются, – произнес он тонким, сдавленным от слез голоском. – С тех пор, как он ушел, у меня путаются мысли.
Я знала, о чем он, – у меня мысли путались всю жизнь, я не могла даже додумать их до конца, потому что они приходили не в виде линий, а в виде спутанных клубков, напоминали зыбучий песок или глотающие свет кротовые норы.

Я чувствовала, что могу отправиться куда угодно. Перебирать варианты любого будущего, представлять себе всех девушек по имени Аза, какими я могла бы стать, – это как отправиться на долгожданные каникулы после жизни с той Азой, которой я была в тот момент.

А знаешь, твоей маме не все равно. Большинство взрослых внутри – пустые. Они пытаются наполнить себя выпивкой, или деньгами, или Богом, или славой, или чем-то еще, чему поклоняются. И все это разлагает их изнутри, пока не останется ничего, кроме тех самых денег, или выпивки, или Бога, в которых человек искал спасения. И мой отец такой же – на самом деле он исчез много лет назад, вот почему, наверное, меня не особенно зацепило. Я хочу, чтобы он вернулся, но уже слишко давно хочу. Взрослые думают, что они имеют силу, а в реальности наоборот – сила имеет их.

Я подумала про вопрос Дэвиса, влюблялась ли я когда-нибудь. По-английски эта фраза, «быть в любви», звучит странновато, будто любовь – это море, в котором ты тонешь, или городок, в котором живешь. Ни в чем другом – ни в дружбе, ни в злости, ни в надежде – ты не бываешь. Только в любви. И мне хотелось ответить ему: хоть я и не влюблялась ни разу, я знаю, каково находиться в чувстве, быть не просто окруженной, а пронизанной им, точно Богом, который, как говорила моя бабушка, вездесущ.

Я сомневаюсь, значит, мыслю; я мыслю, значит, существую. Декарт задался вопросом – можно ли утверждать, что какое-либо явление или вещь существуют на самом деле? И он считал, что его способность сомневаться в этом доказывает: даже если реальность окажется ложной, сам он все-таки реален. Ты существуешь на самом деле, как и все мы, и сомнения делают тебя более настоящей, а не менее.

– Майкл однажды сказал, что ты как горчица. Отлично, если съесть чуть-чуть. Но много тебя это… много. – Я промолчала. – Прости. Не стоило так говорить.

Земле миллиарды лет, а жизнь – результат мутации нуклеотидов и все такое. Но, кроме того, наш мир – это истории, которые мы рассказываем о нем.

Люди всегда говорят, что между воображением и памятью существует четкая грань, но ее нет. По крайней мере, для меня. Я помню, что я представляю, и представляю, что помню.

Со счастливыми концовками есть одна проблема, – сказала я. – Они либо не такие уж счастливые, либо не совсем концовки, понимаешь? В реальной жизни что-то становится лучше, а что-то хуже. И в конце концов ты умираешь.

Если живешь, значит, тебе кого-то не хватает.

Любовь – не трагедия, не ошибка, но дар. Ты помнишь свою первую любовь, потому что она – доказательство: ты можешь любить и быть любимым; ничто в мире не справедливо, кроме любви; любовь – одновременно и способ стать человеком, и причина, по которой ты становишься им.
  • Current Location: at work
  • Current Mood: hot hot
DW

Велозаметки, часть 2

Книга, про которую я писала в предыдущем посте, оказывается вдохновила меня больше, чем показалось на первый взгляд. Там была глава, в которой автор говорил о том, что когда мы нарушаем какие-то правила, то в первую очередь мы обманываем именно себя. Нарушения из серии перейти дорогу на красный свет, когда на дороге нет машин. Кажется, что нет смысла ждать, что всё равно никто не едет, ничего не предоставляет опасности. Но переходя на красный, мы всё равно подсознательно знаем, что нарушили правило, хоть при этом ничего плохого не случилось. А когда мы делаем что-то правильно, то мы спокойны и уверены, у нас нет причин придумывать оправдания своим поступкам. Поэтому в своих велопоездках я решила постепенно приобщаться к правильному поведению на дороге.

Основные положения из ПДД для велосипедистов звучат так:
- Если имеются велодорожки или велополосы, то движение осуществляется по ним.
- Если велодорожки отсутствуют, то движение осуществляется по правой крайней стороне проезжей части.
- Если проезд по проезжей части невозможен, то движение осуществляется по тротуару.
- Движение только по тротуару разрешено детям до 14 лет и взрослым их сопровождающим.

Я раньше ездила в основном по тротуарам и не поняла почему так рьяно не любят тех, кто так делает. Но со временем я заметила, что это не просто так. В своё оправдание я всегда придумывала вещи типа: ну у меня еще не очень много опыта езды, я не знаю ПДД, я плохо отношусь к автомобильному транспорту, машины не люблю и боюсь, велик у меня слишком простенький, без скоростей и ручных тормозов, да и я в конце концов девушка, сила ног у меня как-то бы не сравниться с силой ног мужчины. Ограничение скорости на тротуаре - 13 км/ч, но на практике я заметила, что многие это ограничение не соблюдают. И ладно, когда тротуар пуст (хотя можно вернуться к первому абзацу и обману себя), но когда по тротуару идут люди, дети, а мимо проносится велосипедист на нереальной скорости - это ненормально и со стороны пешехода довольно страшно. Когда рядом с тобой просвистывает такая махина, то поневоле вздрагиваешь и думаешь, что просто был на волосок до столкновения. Далее я стала присматриваться к контингенту, который ездит по тротуару. Когда едут пожилые, молодежь и девушки, то я это понять могу, но когда я вижу таких бугаев, крепких сильных мужиков, которые рассекают по тротуарам, маневрируя между людьми и вечно куда-то спеша. Порой на них даже полное обмундирование, от шлема до защиты. Да, возможно у них такие же мысли как и у меня, им страшно и прочее. Но ё-мое, вы мужчины, можно и преодолеть страх или хотя бы снижать скорость.

Наверное самый большой страх велосипедистов - это быть сбитым машиной. Но знаете, что самое забавное? Что меня сбило машиной когда я ехала по тротуару. Более того, один мой знакомый попал в свою первую аварию также когда он ехал по тротуару. Причем на небольшой скорости. Машина выскочила слишком неожиданно, быстро и он вместе с велом полетел на копот. Я в своей первой аварии повредила бедро и руль, но к нашему счастью, всё обошлось, но осадок остался. С недавних пор мне даже кажется, что на проезжей части всё более предсказуемо, чем на тротуаре. Вот светофор, он разрешает поворачивать направо одним, а тем, кто едет прямо показывает красный. Теперь те, кто справа стоят и пропускают нас, а мы проезжаем прямо. Да, если бы всё было так идеально, то не было бы и аварий, но тут уже невозможно отвечать за других людей. Лучшее, что можно сделать - это самому не нарушать правил.

В какой-то момент тротуары меня доканали. Потому что на них психуешь еще больше. Здесь как раз всё абсолютно непредсказуемо. Вылетающие из карманов и дворов автомобили, дети, которые не могут себя контролировать и выбегают прямо под колеса, медленные люди, парочки, которые ходят за руку и даже тройнички, которые идут в ряд. С детьми сложно, а у нас родители вообще за ними не следят, они могут бегать туда-сюда, могут ехать на маленьких велосипедах, могут внезапно остановиться посередине дороги. Женщины с колясками часто бывают очень габаритные. Не сами женщины конечно, а коляски. И они даже при желании не могут сдвинуться. Еще есть люди-шатуны, они не могут идти по прямой. Они виляют то вправо, то влево. И только соберешься объехать такого человека, как он уже шагнул в эту же сторону. На моем пути на работу ну очень много таких узких мест. Тротуар с одной стороны обнесен забором и на оставшемся участке может поместиться только один человек, либо два худых. По закону подлости такой участок тротуара всегда пользуется большой популярностью и там аншлаг. Плюс надо не забывать, что еще есть другие велосипедисты, которые могут ехать навстречу. Следующим минусом тротуаров являются бесконечные поребрики, иногда нереально высокие, что приходится спешиваться. О состоянии самого асфальта даже и говорить не стоит, ямы и рытвины на каждом шагу.

Дорога на работу у меня уже откатанная, я её знаю, я много раз по ней ездила туда и обратно, поэтому постепенно я начала слезать с тротуаров на участках, которые сильно загружены людьми или довольно опасны для езды на велосипедах. Вообще перед ЧМ половина дорог закрыта, перекрыта, в ремонте, всё копано-перекопано. На мосту Шаумяна они тупо закрыли половину дороги, а вторую оставшуюся часть (две полосы) разделили на движение туда-обратно. Часть тротуара тоже закрыли и видимо рыли они и под тротуаром, поэтому сделали дощатую дорогу, причем доски не просто лежат на асфальте, там построен некий трамплин, на который надо заехать, проехать по кривой и потом съехать. Ну и вообще это таки мост, довольно узкий и естественно посередине тротуара каждые 5 метров столбы. Ехать на велосипеде по такому ад. Поэтому я спускала вел (да, тротуар находится на возвышении) и ехала до светофора по проезжей части. Довольно подмечая сколько же людей идет по мосту и сколько времени я сэкономила проезжая этот участок. Потом я стала ездить уже и в обратную сторону по этому мосту. Из-за перекрытия половины дороги ширина оставшейся части довольно маленькая, поэтому велосипедист и машина вместе не поместятся. Когда я слышу, что за мной пыхтит грузовик, то напрягаюсь и пытаюсь проехать быстрее, ибо мне кажется, что водителей может напрягать, что они не могут проехать из-за меня. Поэтому я сворачивала на первом же повороте на тротуар. Но позже перестала и стала доезжать не только до светофора, а и совершать правый поворот вместе с потоком и доезжать до своего БЦ. Хотя в большинстве случаев я спешивалась и переходила улицу, дожидаясь пока машины проедут. Сейчас когда движение не сильное, то я не спешиваясь поворачиваю на парковку БЦ. С каждым разом я понемногу увеличивала свой маршрут. Пересекала перекресток, перестраивалась во второй ряд, когда первый ряд предназначен только для тех, кто совершает правый поворот и даже увеличивала свой маршрут только для того, чтобы ехать не по тротуару. В моем районе наверное огромное количество перекрытий, поэтому когда я ехала до дороге, которая закрыта для автомобилей (потому что могу, ага), то потом перетаскивала велик через скверик, чтобы начать свой путь по трассе от начала до конца.

На сегодняшний момент моя дорога на работу пролегает на 99% по проезжей части. Я убрала 1% потому что я таки сворачиваю на закрытую дорогу (хоть она и автомобильная, но поворот там в данный момент запрещен из-за ремонта, поэтому там только паркуются те, кто заехал из двора). По дороге на работу я могу ехать по тротуару, только когда уж очень сильные пробки и машины стоят плотно, что сложно протиснуться и быстрее объехать по тротуару, чем маневрировать. С работы по проезжей части я еду на 80%. Это обусловлено исключительно сложной развязкой и если ехать правильно, то уж очень много прибавляется к моему маршруту. Мне нужно было бы проехать до конца улицы, повернуть и ехать половину этого же пути в обратную сторону, чтобы доехать до дома. А так я чуточку еду по тротуару, а потом еду по встречке по карману. Да, нельзя ездить по встречке, но там карман придомовой, широкий и вечером совсем свободный.

По проезжей части я ездила и в центре, от метро Александра Невского до метро Маяковская. Большой отрезок по Невскому проспекту и я даже успешно проехала этот круговой поворот напротив Московского вокзала. Меня он пугал, потому что реально движение во все стороны, но когда едешь с потоком машин, то совсем не страшно. Также я проехала весь Суворовский проспект от начала до конца и Тульскую улицу до Большеохтинского моста.

Естественно я несколько раз читала ПДД для велосипедистов и почти всегда сигнализирую руками свои повороты. Правда иногда они у меня получаются довольно непродолжительными, но я стараюсь. Сигнал прямо правда меня немного смущает, мне кажется опущенная рука совсем не явно это демонстрирует. Также я видосы смотрела и читала полезную инфу. Теперь планирую выучить полностью ПДД, чтобы точно знать все знаки, по жизни лишним не будет. Пока я только обращаю внимание на знаки полос, из какого ряда куда можно ехать, в каком надо быть, если тебе надо прямо и если тебе надо повернуть. Ну и знак главной дороги знаю, при движении по которой тебя всегда должны пропустить. А еще я всегда радуюсь, когда встречаю маленькие светофорчики, они нереально удобные, а то иногда приходится голову задирать.

В данный момент я не езжу по большим мостам (в Питере их много), потому что, во-первых на мост бывает очень тяжело заехать, во-вторых, мосты у нас разводные и в середине есть эти металлические вставки, по которым также тяжело ехать, а в-третьих, там движение бывает слишком быстрым, поэтому мне спокойнее на тротуаре, когда я в любой момент могу спешиться. Я конечно ни разу этого не делала, но всё равно. Не езжу на сложных перекрестках, потому что не понимаю порядок движения. Оказалась я не единственная, кто не знает как проехать с Большеохтинского моста (даже опытные велосипедисты спрашивают как лучше проехать этот перекресток). На моем рабочем пути 5 перекрестков, но они предсказуемые, а на самом как мне кажется сложном закрыта одна сторона на ремонт, что упрощает движение. Возможно к моменту как эту сторону откроют я уже буду уверенней его проезжать.

Пока на дороге меня больше всего бесит общественный транспорт. И хуже впереди едущего автобуса может быть только два подряд едущих автобуса. Особенно когда у них слишком частые остановки. В этом случае маневрировать приходится много и умело. Иногда только я собралась его объехать слева, сигнализирую об этом автомобилям сзади, а автобус уже блин отъезжает от остановки и оказываешься зажатым между автобусом и машиной слева, чтобы вырулить, объехать автобус спереди и вернуться на правую часть дороги. А обогнать его не получится, он уходит вперед и на следующей остановке снова тоже самое.

В целом езда на велосипеде по проезжей части не опаснее езды по ней же автомобилями. Просто надо преодолеть первичный страх и чем увереннее ты себя чувствуешь, тем спокойнее тебе находиться в потоке движения. Начинающим автомобилистам также страшно в первое время ездить. Вспоминается старое юмористическое шоу, "Женская лига" вроде называлось, там была автомобилистка Женя и показывали её стадии нахождения на дороге, от робкого олененка, которая всех боится, до прожженой воительницы, которая всех кроет матом :) Хотя я тоже иногда возмущаюсь про себя типа: "Куда ты прешь, дебил? Ты что знака не видел?". Это просто опыт. А как мы знаем из ТС когда ты твердо знаешь, что всё правильно и безопасно, то так оно и будет.

Вчера была моя любимая акция - "На работу на велосипеде". Я встала в 6 утра, чтобы в 8 уже быть на Невском. Вечером читала отзывы и почти все благодарят за заряд энергии на целый день. И это действительно так. Я тоже зарядилась таким позитивом, который до самого позднего вечера меня не покидал. Даже задаешься вопросом из-за чего это, ведь подарки чисто символические. Но видимо всё дело в количестве позитивно-настроенных людей и большого количества улыбок. Мне больше всего понравились ребята из Veeam, которые поймали меня на набережной, надели мне на обе руки браслеты, вручили подарки, поздравили в правильном ответе на их викторину, пофоткали на стенде и еще угостили собственноручно приготовленной ЗОЖ-ной едой. Вот из них прямо таки лился позитив, очень веселые и дружелюбные. На работу я приехала довольная и весь день был очень яркий. Так что во всем важен правильный настрой, не надо слушать пессимистов, которые сгущают краски и вечно ноют, что то плохо, то опасно, тут еще хуже. Такое будет, но только в их жизнях, но не в вашей. Если вы захотите.

Нет, пока на работу ещё рано, поэтому я не удержалась от прогулки по набережной, а тут #bike2Veeam поддерживают акцию #bike2work Очень позитивные ребята! #наРаботуНаВелосипеде

А теперь можно и на работу 😉 #наРаботуНаВелосипеде #bike2work
DW

Велозаметки

1) В единственный недождливый выходной я поехала покататься. За день до этого гуглила места для покатушек, чтобы и людям не мешать, и чтобы никто мне не мешал. Ничего толкового не нашла, поэтому решила просто посмотреть на карту и найти какой-нибудь ближайший парк в районе. Смотрела с точки зрения масштаба и понимания размеров парка. Ибо зеленое пятно на карте может выглядеть привлекательно, а на деле это будет площадка метр на метр. Нашла самый большой по размеру - Яблоневский сад. Находился он близко, мне по пути. До этого я заезжала на почту, забрать посылки. И представляла себе это так: приеду я в парк, прокачусь, потом найду милую скамеечку где-то в отдалении и разверну посылки, сфоткаю их для отзывов продавцам. Потом куплю что-нибудь поесть и поем прямо в парке. Но как обычно ожидания и реальность. Большое зеленое плато на карте оказалось просто кучей мусора. Большая искусственная насыпь. Это и парком назвать нельзя, на гору эту взобраться невозможно, дорожек там нет, а с торца вообще кресты торчали, видимо какие-то захоронения. Детишки только залезают туда и бегают по грязи.

2) Переезжаю я небольшой асфальтрованный мостик. Передо мной идет мужчина с коляской, а рядом его сын. Отец остановился посреди моста и наклонился в коляску, что-то там делал. Сын встал рядом с ним. А пацан такой жирнющий, смотрит на меня в упор, взгляд хитрый, но с места на сдвигается. Естественно ни справа, ни слева я их объехать не могу, мост-то как я уже сказала узкий. Но видимо он понял, что я останавливаться не собираюсь, поэтому соизволил сделать пару шагов в сторону отца и я спокойно объехала его и поехала дальше. Но каким было моё удивление, когда я услышала диалог у себя за спиной:
Отец спрашивает: "Что, опять тебе на ногу на наехали?"
И сын искусственно всхлипывая жалобным тоном отвечает: "Даааааа".
Я аж возмутилась такой наглой клевете! Сразу вспомнилась серия Квиров, где говнюк-племянник Брайна на него наговаривал своей матери и естественно безоговорочно верили ребенку, а не взрослому.

3) В очередной раз убедилась, что я полный и бесповоротный топографический кретин. Потому что вот какой тупой надо быть, чтобы в попытках добраться до места ТРИ раза возвращаться к исходной точке. После неудачного выбора парка я посмотрела на карту и решила выбрать другой парк. Погуглила и вроде это должен был быть настоящий парк. Открыла приложение Maps.me и построила маршрут пешеходный. Приблизительно глянула как ехать и убрала телефон в рюкзак. Первым моим провалом оказалось то, что маршрут меня завел в промзону железных дорог. С велосипедом невозможно было перейти пути, а только пешком через верхний этаж вокзала. Поматерилась и проложила новый маршрут, в этот раз уже автомобильный. Поехала обратно и свернула на нужной мне улице. Часть пути была по дороге, под мостом, но в какой-то момент я воткнулась в часть трассы, где вообще не было обочины. Ни пешеходный, ни автомобильный маршруты мне не подошли. Построила третий маршрут. Поехала. Теперь останавливалась и смотрела на карту, правильно ли я еду. В какой-то момент поняла, что если не выключать телефон, то баба будет говорить мне куда ехать. Доехала до улице и она мне упорно говорит "поверните налево, а потом направо". Смотрю на карту и не понимаю направо или налево. Решила послушаться её и поехала налево через огромнейший мост. Очень крутой, поэтому еле дыша я его преодолела. Смотрю дальше на карту и еду прямо. Буквально через пару метров я вижу впереди гребаное метро, от которого я в принципе начинала свой маршрут. Да как это блин возможно-то?! Я получается сделала круг вокруг всего района, а потом тупо по мосту вернулась обратно. Видимо маршрут автоматически перестраивался по мере движения, поэтому мне и казалось, что я еду правильно. Просто я ехала-ехала, а маршрут всё удлинялся и удлинялся. Психанула и поняла, что ни в какой парк я не поеду. Поэтому решила поехать в парк Есенина, который находился у другой станции метро. Мне настолько был ненавистен тот путь, по которому за этот день я проехала трижды, поэтому я решила поехать по параллельной улице, а потом свернуть. Но даже тут я умудрилась заблудиться. Нужно было ехать прямо, а я повернула направо. И опять впереди замаячила та проклятая станция метро. Вернулась обратно и поехала прямо. Там уже без казусов, доехала до парка, но он тоже оказался далек от идеала. Просто коричневое месиво и две гравийные дорожки. Так что поехала в итоге я в ТЦ пожрать, оставив велик на парковке. На этом правда мои приключения не закончились. Потом я поехала на набережную, там свежо и красиво. На первом попавшемся светофоре свернула и хотела вернуться насквозь, чтобы не объезжать всю набережную в обратную сторону. В итоге я застряла на кладбище, кружила там, несколько раз пыталась найти дорогу, но так и не нашла. Хотя мы с Леной ходили и там точно был путь насквозь. Хоть и через стремный лесок. Увы, в очередной раз за день пришлось повернуть назад и ехать обратно.
  • Current Location: at work
  • Current Mood: okay okay
DW

Lytdybr

Раз уж всё равно я в последнее время страдаю бессонницей, то решила немного "покричать в колодец" (фраза в кавычках навеена комментарием Митилены). Так что тут будет просто поток бессвязных между собой мыслей.

Я уже сама себя достала вечным состоянием "Я хочу общаться с людьми, но не хочу". За это время я уже раз 5 открывала-закрывала свой инстаграм, потому что не могла определиться чего же я хочу. Я 15 лет уже веду ЖЖ (5 июня будет как раз 15), а до сих пор на меня накатывает та же фигня, которой я страдала на протяжении этих 15 лет. Проблема заключалась в том, что с одной стороны я хотела быть откровенной, писать о себе честно, писать всё, что я хочу, не фильтровать ничего и не играть не публику. По этой причине я раз 5 точно создавала себе тайные дневники. По началу это было очень круто. Я могла себе выбрать любое имя, поставить какую хочу аватарку и начать что-то с чистого листа. Я писала взахлеб о том, о чем я никогда не написала бы в свой ЖЖ, не скрывая ничего и не боясь, что кто-то может это прочитать, осудить или неправильно понять. Но когда чувство новизны пропадало я сталкивалась с привычным мне явлением - мне начинало не хватать публики. Я пыталась себя убедить в том, что я пишу это только для себя, что это мой способ самовыражения, что мне нужно это всего лишь для того, чтобы вылить то, что накопилось. Ведь все говорят, что если тебя что-то гнетет, то надо об этом написать и станет лучше. Но мне этого было мало, меня такое не устраивало. Поэтому я удаляла очередной клон (не помню как раньше это называли, виртуалы или типа того) и продолжала писать только в основном ЖЖ. Потому что даже если я и не могла писать откровенно (всегда были какие-то люди в друзьях, которые не должны были знать то одно, то другое), я получала обратную связь, какую-то реакцию, иногда слова поддержки или хотя бы просто человеческий отклик. В ЖЖ я перестала писать исключительно из-за этого, иссяк человеческий фактор, остался только обычный белый лист блокнота и можно писать о чем хочешь, ведь всё равно никто это не прочитает, а если кто и прочитает, то он всё равно тебя не знает. А так-то желание писать у меня никуда не делось, очень часто приходят в голову мысли и идеи, которыми хочется поделиться.

Единственной относительно живой площадкой у меня остался инстаграм. Я его в основном использую в качестве увеселительно-иронической платформы и частенько выкладываю что-то смешное или курьезное, что мне встречается. Смотря на красочные фотографии других людей из поездок или просто каких-то событий, хочется делать также. Я даже задумывалась о том, чтобы писать что-то в инстаграм, например о прочитанных книжках или сериалах. Но я споткнулась о ту же проблему, что и в случае с ЖЖ. В какой-то момент мне так захотелось быть собой в инстаграме и постить что-то реально из своей жизни, не скрываясь за выдуманную картину моей жизни, которая совсем не такая, какой может показаться на фотографиях. Но я так не могу, потому что 50% моих подписчиков - это мои коллеги с работы, которые не должны знать ничего о моей личной жизни. Я подумала: "ну ладно, можно же сделать закрытый аккаунт, чтобы фотографии видели только те, кому дозволено". А потом я посмотрела своих подписчиков и поняла, что в списке этих дозволенных могут быть только 2 человека. Серьезно, только двое. Ну и еще Лена, ладно трое. И вот она моя непокидающая меня проблема с аудиторией во всей красе. Вот и какой смысл что-то постить, если это никто всё равно не увидит, лучше тогда уже ничего не менять и продолжать выкладывать веселые картинки для 15 человек, что меня читают.

Когда я пришла к этим выводам, то мне взгрустнулось и захотелось найти себе эту "аудиторию". Вначале пошла искать в ЖЖ, по тегам в интересах выпадало всё, что обновлялось больше трех лет назад. Никаких действующих сообществ, ни журналов, ни одной души. Потом пошла в контакт и стала искать разные группы. Вступила в несколько, решила, что буду читать посты и возможно комментировать. Но это продлилось недолго...

Убить во мне веру в человечество очень легко, достаточно всего пары слов, сказанных в мой адрес. Есть несколько вещей, которых я избегаю как огня всю свою сознательную жизнь. Это споры, бурные обсуждения, горячие темы и холивары. Я не просто избегаю участвовать в них, я не хочу даже знать о них и видеть, ибо если я прочитаю высказывания других людей на какую-либо тему, которая мне не безразлична, то во мне умирает маленький енот. Я пыталась учиться абстрагироваться, не принимать ничего близко к сердцу, не реагировать, не обращать внимания. У меня не получается. День назад я оставила совершенно безобидный дружелюбный комментарий мужчине, который был не прав, а в ответ получила такой оскорбительный и язвительный текст, что после этого не спала всю ночь, не могла уснуть. Меня такое задевает так сильно, словно меня кто-то ударил и ощущается это также и на физическом уровне. Сердце колотится так, что я слышу его в ушах. А это ведь всего лишь текст от какого-то постороннего человека. Мало наверное у кого есть такая реакция на слова как у меня. После этого комментария я пошла и вышла из всех групп, в которые вступила днем ранее. Более того я удалила все новостные группы, типа новостей района, в котором я живу и прочее. Оставила только информативные группы коммерческого характера: банк, кинотеатры, салон, йога.

Вот так и закончилась моя попытка найти единомышленников. Да и таких сейчас наверное уже нет. У меня нет каких-либо конкретных интересов или сильных увлечений. Раньше можно было написать: "О, ты фанат СС? Давай дружить!". Но время фанатства давно прошло. А более глобальные вещи не прокатывают ну вот вообще, потому что везде, даже в дружественных сообществах всегда находится столько ненависти и злости. Заходишь в группу лгбт, а там "геи сгорят в аду", думаешь, ну ладно, черт с ними, что еще есть? Люблю читать книжки. Заходишь на сайт любителей книг и начинается: "Что за дерьмо ты читаешь? Только уроды читают такие книги, там полный бред для идиотов. Вот книги Руслана Зайцева - это настоящая литература, это творчество". Ок, тут слишком большой разброс интересов. Вступила в группы любителей велосипеда, тут вроде как должны быть велосипедисты. Но нет, первые в очереди автомобилисты, которые скандируют: "Как достали эти гребаные велосипедисты, чтобы их всех посбивали машинами. Дави хрустиков! Город для автомобилей и работы, пусть валят загород кататься". Ладно, это две враждующие стороны за дорогу, но ведь и сами велосипедисты ненамного позитивнее, ибо: "Ну вы и слабаки, ездите только когда тепло, а зимой значит кишка тонка? Велосипедисты называются. Да вы показушники, одни понты, а толку мало". Или: "И это ты называешь велосипедом? Лучше не езди вовсе, не позорься. Напокупают себе всякого хлама и выдают себя за велосипедистов, сидели бы дома". А еще: "По тротуарам ездят только лохи, гнать надо таких велосипедистов, они создают опасность для пешеходов. И нафига нам велодорожки, обойдемся без них, меня устраивает и проезжая часть". Вышла из велосипедных групп, поняла, что это тоже не моё. Последней попыткой была тема кино. Вот наконец-то очень сильно понравился какой-то фильм и идешь посмотреть в инет, а там...... "Боже, и 10 минут не выдержала, ну что за бред", "Сюжета никакого нет, сплошная муть", "Вроде актеры хорошие, но посыла никакого, пустышка", "Совершенно глупое кино, надо смотреть интеллектуальные фильмы, а не эту ересь". Пойдешь от противного и смотришь отзывы на омерзительный фильм и видишь: "Шедевр!", "Это потрясающий фильм", "В этой киноленте прекрасно всё, и картинка, и атмосфера, и музыка", "Однозначно заслуживает Оскара!".

И вот как бы это самое... ну его нафиг это общество. В котором не осталось места для позитивного и доброго, где бы люди не спорили, с пониманием относились к мнению других и тактично отвечали, чтобы не задеть чувства других. Лучше я не буду знать, что там варится в этом социальном-медиа котле, есть книжки, их почитаю вместо очередного опуса в новостях. Хотя это конечно не избавляет меня от желания иметь "аудиторию", которой было бы не всё равно.
DW

Кэрол Бёрч - "Сиротки карнавала"

Уехав из дома, в течении последних пары лет она пожала тысячи рук и поговорила с сотнями людей. Большинство из них просто пялились на нее и спрашивали одно и тоже. Как поживаете? Вы счастливы? Нестчастны? Хотели бы вы быть такой, как все? И хотя, рассматривая ее, они подходили совсем близко, вряд ли они слышали, что она отвечает. Иногда счастлива, иногда несчастна. Какой смысл этого желать? Жизнь такая, какая есть. Сейчас моя жизнь интереснее. Я путешествую. Встречаюсь с людьми. На самом деле где-то в глубине души у нее было чувство, которое трудно описать словами: смутное ощущение, что жизнь - не дома, позади, а где-то впереди, так что назад пути нет, она будет идти вперед. Пусть они смотрят - да, да, я настоящая и вы тоже, давайте посмотрим друг на друга. И они отходили в сторону, пораженные тем, что она умеет разговаривать. Они так разглядывали ее, что вряд ли вообще видели. И она плакала по ночам, вспоминая молодого человека, с которым танцевала, лица детей, швырявших в нее камнями. Она просыпалась в ужасе от неуверенности и страха, от неопределенности, но продолжала петь, и танцевать, и идти вперед.

Сложно написать отзыв об этой книге, потому что мне кажется нельзя её просто описать, она больше побуждает на размышления, заставляет задуматься над многими вещами. И это всё-таки реальная история. Джулия - реальна, М. Райтс - реален, Бич - реален, Тео Лент - реален, Ф.Т. Барнум - реален, Соколов - реален. Поэтому это реальные персонажи, которые оказались под художественной оболочкой. И должна сказать очень хорошей художественной оболочкой. Здесь нет какой-то интриги или неожиданных сюжетных поворотов, это просто жизнь людей, которые не похожи на других и пытаются жить не смотря ни на что. Я дочитывала книгу в слезах, как-то сильно всё это меня затронуло.

Вместо рецензии я лучше напишу несколько размышлений, связанных с книгой.

Где-то в середине книги, когда Тео и Джулия приехали в Вену, на одном из званных вечеров между джентельменами происходит бурная дискуссия о достоинстве после смерти. В Вене в тот момент воздвигали большое количество памятников, посвященных великим людям. Композиторам, архитекторам. Одна сторона была возмущена для чего тратятся такие огромные деньги на бессмысленное чествование тех, кто это уже не оценит, они уже умерли, им всё равно. Лучше бы эти деньги отдали живым, бедным людям, которые голодают. Другая же сторона утверждала, что необходимо отдавать дань умершим. Один из джентельменов рассказал историю про соучастника в сговоре убийства Медичи. Его поймали и убили. Но всем оказалось этого мало. Они выкопали могилу, достали тело и начали над ним изеваться, подвесили на дерево и пили балками, ребятишки его пинали и закидывали камнями, кинули в речку, а другие выловили его там, куда его занесло течением и продолжали пытки. Эта жуткая история заставила вторую сторону вздрогнуть, а первые продолжали настаивать, что в этом нет ничего такого. Ведь человек уже умер, он ничего не чувствует и тем более не знает. Так к чему это я это всё написала? Джулию Пастрану похоронили всего лишь 5 лет назад, спустя 150 лет после её смерти. И вроде как она давно уже не страдала, но вот от этого понимания, что её лишили собственного достоинства после смерти у меня сжимается сердце.

Когда в Германии выступление Джулии признали непристойным и аморальным, это вызвало у меня стойкую ассоциацию с законом в России, который был принят несколько лет назад. Действие книги происходит в 19-м веке (Джулия родилась в 1834 году) и немецкое правительство заявило, что выступления Джулии опасны для беременных женщин, потому что они провоцируют выкидыши. Также если женщины просто смотрят на Джулию, то велика вероятность рождения таких же детей. Нонсес же, да? Можно сколько угодно смотреть на уродливого человека, но от этого не ты, не твои дети не станут уродами. Но тогда в это верили. Дремучие люди, можно было сказать. А российский закон, который я упомянула - это то, что детям до 18 лет нельзя смотреть на людей нетрадиционной ориентации. Это вроде как назвали пропагандой. Помню в социальных сетях тогда много людей ставили надписи на своих фотографиях "на меня нельзя смотреть до 18 лет". Закон на полном серьезе уверял, что дети могут этим "заразиться". Только посмотришь на гея и бац - ты уже тоже гей. Средневековье да и только. Но я представляю какого было Джулии, этой чистой душе, которая родилась в теле зверя.

Поначалу меня немного смущали главы из современного времени про довольно странную девушку, которая считала, что у вещей есть душа и любила их больше, чем людей. Конечно я понимала, что эта выдуманная история должна в итоге как-то переплестись с прошлым, но всё равно большую часть книги я недоумевала для чего это здесь. А вот после прочтения осталось ощущение, что современная часть - это своего рода метафора. О том, что можно любить не привлекательные вещи, о том, что даже у неодушевленных вещей может быть достоинство. Остров кукол в Мексике и то, что сделал Адам трогает до глубины души.

Еще у меня двоякие ощущение от Тео Лента. С одной стороны то, что он сделал с Джулией просто ужасно. Но с другой мне очень часто было его жаль. Возможно это как в сериалах про серийных убийц, их показывают с такой стороны, что ты начинаешь им сочувствовать. Несмотря ни на что, мне почему-то мне кажется он всё-таки любил Джулию, даже если подоплекой была одна лишь корысть.

Я не знала, что про Джулию Пастрану писал Лев Толстой и Чернышевский. Хотя это и не удивительно, ведь Джулия была хорошо известна в России в те времена, когда они жили в Москве и в Санкт-Петербурге.

В заключении напишу, что книга сильно затрагивает тему внешнего восприятия. О том, что все судят по внешности, о том, что если ты не похож на других, то тебя осуждают, даже тебя не узнав. Более того, если ты не похож на других, то общество тебя не принимает и подвергает жестокому насилию. Но ведь внутри же такой человек как все, с чувствами, эмоциями, мыслями и мечтами. Надеюсь наконец-то душа Джулии упокоилась с миром.

- Я буду скучать, когда вы уедете, - сказала Фредерика. - Но уверена, что вы вернетесь.
- Я тоже буду скучать, - ответила Джулия. Вы - одна из немногих.
- Немногих?
- Да. Люди смотрят, но не видят меня. А вы видите.
- Мне кажется, это лучшее, что мне когда-либо говорили, - сказала Фредерика, розовея от смущения.

- Знаешь, - сказал он, - можно открыть тут музей. Продавать входные билеты. Музей Роуз.
- Только никто не будет сюда ходить.
- Может, и будут.
- Нет, - сказала она. — Для этого нужно быть знаменитостью.
Адам соскользнул на пол и сел, опершись спиной о диван. Некоторое время они молчали. Через несколько минут он сказал:
- Если подумать, каждый человек — это как музей собственной жизни.
Она улыбнулась:
- Красиво.
- Только у большинства нет куратора. Вещи пылятся в старых шкафах и ящиках, который никто никогда не открывает. Полки со старьем. Тряпье, которое постепенно превращается в хлам. А потом просто исчезает.

Скажу тебе честно, говорила Солана. Ты можешь быть не хуже других, ты можешь гордиться собой и уметь за себя постоять, но есть одна вещь, которой у тебя никогда не будет, пепа, и это - мужчина. Не с таким лицом, которое теперь у тебя. Не рассчитывай на это. Любовь? С лицом, которого боятся дети? Что за шутки!
Ужасное существо! Грязь! Назад! Она не могла их ненавидеть, вот что было самое ужасное. Она хотела, пыталась, но вместо ненависти чувствовала только бездонную грусть и ужасную боль.
Плакать? Это не поможет, сказала бы Солана, похлопав ее по спине. Это не выход! Святая Ана забрала моих мальчиков. Ты видела, чтобы я плакала?
Она села.
— Нет, — сказала она вслух, и сердце ее упало от осознания того, сколько еще придется вынести. Я не могу, говорил ее разум. Ты можешь, говорили другие — те, кто всегда подталкивал ее вперед. Возвращайся домой, возвращайся, признай свое поражение. Тут нет ничего стоящего и никогда не было. Она встала, вытерла глаза, подошла к зеркалу, наскоро умылась. Безопасности нет нигде. Даже сама жизнь опасна. Святая Ана забирает мальчиков. У матерей — конские хвосты. Ножи ранят, дети жестоки. А я пойду своим путем, заработаю свои деньги, и никто меня не остановит.

- Джулия, - сказал он, бросил буклет на стол и, наклонившись, взял ее ладони в свои жестом одновременно трогающим и пугающим, - это реклама. Легенда о тебе. Это не истина. Никого не интересует истина. Все, что им нужно, - это история. Хорошая, интересная история. Ты можешь оыть кем угодно. Ты «оборотень». Дитя дьявола. Это всего лишь клочок бумаги. Пф-ф! Ты - вот она. Вот! - Он повернул ее ладони тыльной стороной вверх и воззрился на них, будто на чудо, словно впервые их увидел. — Боже! — прошептал он и, откинувшись назад, отпустил ее руки. — Никогда не забывай, — сказал он, — что слова на бумаге — это всего лишь слова на бумаге. Они не имеют никакого отношения к тому, кто ты есть.

— Имена — это важно, — сказала она. — Если у вещи есть имя, она уже не просто вещь. Она имеет значение.

Снова и снова на восток, огибая российскую границу. Прошло двадцать лет, и вот Джулия и Тео-младший в роскошной русской коляске с бархатом и рюшами. Она везет их все дальше и дальше назад, очень далеко, хотя, конечно, времени больше не существует. Годы — не более чем круги на воде. Они прошли через океаны, слышали рев волн и бури. Снова и снова то тьма, то свет, жаркое лето, грозовое небо, снег, капли дождя на лужах, разнообразное окружение, мрачное общество законсервированных уродств, диковин, подделок, мутаций, предметов непонятного происхождения. Снова годы, снова дороги. Визг локомотива. Десять лет скитаний по безлюдным норвежским просторам. Темнота, которая движется, пробирается сквозь нечто. Может быть, болото, или родовой канал, или длинный сон. Война, слухи о войне. Мужчины и женщины, их сменяющиеся лица, словно череда картинок перед глазами еще не совсем проснувшегося человека. Плакат у входа в шатер, гласящий «Человечество, узнай себя».
  • Current Location: at work
  • Current Mood: okay okay
  • Current Music: Bennie And The Jets2018 Version — Elton John, Logic, P!nk
DW

Клэр Норт - "Пятнадцать жизней Гарри Огаста"

Время кажется простой субстанцией. Мы можем делить ее на части, измерять, расходовать – скажем, на приготовление обеда или беседу за стаканом виски. С ее помощью мы можем формулировать идеи об устройстве видимой части вселенной. Но если мы попробуем простым, примитивным языком рассказать ребенку, что такое время, у нас ничего не получится. По большому счету единственное, что мы умеем делать со временем, – это его тратить.

В смерти для нас нет ничего страшного. Нас пугает новое рождение. Нас мучает страх, что, несмотря на воскресение наших тел, наше сознание спасти не удастся.


Я редко откладываю написание рецензии на понравившуюся книгу аж на целый месяц, но что-то в этот раз я оставила несколько замечательных книг без какого-либо отзыва, поэтому исправляюсь.

Книга "Пятнадцать жизней Гарри Огаста" удивительна. Кажется, что на эту тему уже написано куча книг, снято много фильмов, но Клэр Норт всё равно смогла удивить. И вот в этой книге путешествия во времени описаны совершенно в ином ключе, не в таком, к какому мы привыкли. Нельзя внезапно ворваться в чужое время, но можно передать весточку из будущего в прошлое. О, это великое знание! Как же сильно оно может изменить человечество. Если бы все события прошлого не шли своим чередом, то возможно нас с вами бы вообще не существовало. Очередное доказательство, что даже без прямого вмешательства в ход времени, можно уничтожить всё мироздание.

Меня книга очень зацепила. Главный герой невероятно интеллектуальный молодой человек (при том, что автор книги - женщина). Повествование настолько интересное и захватывающее, что невозможно оторваться. При этом сюжетная линия закручена так, что нельзя предугадать что может случиться дальше. Абсолютна небанальная и очень глубокая история, которая заставляет задуматься о многих аспектах жизни, технологического прогресса и человеческих амбициях.

Люди не знают ответов на самые важные вопросы, – снова заговорил я, чувствуя тепло ее тела. – И не хотят знать. Люди хотят, чтобы их оставили в покое и дали им возможность просто жить. Но я хочу знать, ради чего я живу. Люди часто говорят: «Я живу ради любимой женщины» или «Я живу ради детей». Но меня и таких, как я, подобные ответы не устраивают. Человек должен жить, понимая, что его жизнь, его дела имеют последствия. Но я пока не вижу этих последствий. А я хочу их видеть. Я хочу узнать, для чего мы живем, – любой ценой.

Самое страшное одиночество, которое может испытать человек, – это одиночество в толпе. Он может кивать, улыбаться, говорить нужные слова, но при этом чувствовать себя так, словно находится в пустыне.

Сложность и неповторимость деталей каждого события – вот оправдание вашего бездействия.

У смертных всего одна жизнь, и большинство из них не пытаются что-либо менять, – после долгого молчания сказала Акинлей. – Только некоторые. Это так называемые «великие» люди. Они или чем-то очень сильно разгневаны, или им так сильно досталось, что у них остается только один путь – бить в ответ и пытаться изменить то, что их окружает. Но, Гарри, всех людей, которых считают «великими», объединяет одно – они почти всегда одиноки.

Говорят, что человеческий мозг не может хранить воспоминания о боли. Но от этого ничуть не легче, потому что, даже если мы не помним физические болевые ощущения, наш организм хранит воспоминания о том ужасе, которым сопровождается боль. Сейчас мне совсем не хочется умереть, но я точно знаю, что были моменты, когда я страстно желал собственной смерти.

Возраст – не всегда синоним мудрости. Мудрость необязательно подразумевает высокий уровень развития интеллекта.

Один из плюсов несовершенства памяти – способность человека удивляться. А другой – то, что человек может преодолевать свое прошлое, воспринимать его без душевной боли.

Их поведение было яркой иллюстрацией справедливости того утверждения, что для сохранения тирании достаточно заставить безмолвствовать и бездействовать умных людей.

Никто никогда не знает, что правильно, а что нет.

Я смотрел на Констанс, слушал ее и думал о том, что она, по всей вероятности, не в себе. Нет, ее нельзя было назвать умалишенной в обычном смысле этого слова. Эта была особая разновидность сумасшествия, когда человек настолько убежден в правильности своего представления о мире, что не в состоянии видеть многие очевидные вещи – и потому фактически является помешанным.

Я легко мог представить, как Виктория, подобно Ольге, лет через пятьдесят будет раздраженно ворчать, что добрые старые коммунистические времена прошли. Но вот вопрос: можно ли наивностью оправдывать невежество?

Вы должны задать себе вопрос: перевесит ли добро, которое вы сделаете другому человеку, помогая ему решить его проблему, – так вот, перевесит ли это добро тот ущерб, то чувство усталости и опустошенности, которыми ваша доброта грозит вам? Я знаю, это звучит не очень-то благородно, Гарри, но получается, что если вы будете вредить себе, защищая интересы других, и если так же будут поступать другие люди, это не только не улучшит мир, но даже усугубит царящий в нем хаос.

Люди умирают, Гарри, – едва слышно выдохнул мой собеседник. – Таков один из основополагающих законов Вселенной. Жизнь по природе своей такова, что рано или поздно она заканчивается.

– Это какая-то совсем не коммунистическая точка зрения, – тихонько прошептал я.
– Нет, как раз самая коммунистическая. Коммунизму нужны именно порядочные люди, душевные, добрые – не по обязанности добрые, а по своей природе, от рождения. Но как раз таких-то нам сейчас и не хватает. Мы убили свои души ради прогресса, вот в чем проблема.

Я никогда не мог понять, почему советское метро так отличалось от всего того, что находилось на поверхности. Казалось, что это два совершенно разных мира. К тому моменту, когда я прибыл в Ленинград, метро в этом городе просуществовало всего год. Станции его единственной тогда ветки представляли собой настоящие дворцы из мрамора и хрусталя. Величественные колонны, мозаика на стенах, вымощенный отшлифованными гранитными плитами пол – все это выглядело чересчур претенциозно, но производило сильное впечатление. Любопытно, что часы над тоннелями отсчитывали секунды не назад, показывая, сколько времени остается до прибытия следующего поезда, а вперед. Возможно, таким образом образом у пассажиров подземки воспитывалась подсознательная уверенность в том, что им не придется стоять на перроне больше трех минут, а заодно и в том, что все в их жизни четко спланировано и упорядочено и происходит вовремя.
  • Current Location: at work
  • Current Mood: lazy лениво